Главная » Фотоотчет » Интервью с экспертом РКФ/ FCI Леоновой Натальей Алексеевной

Интервью с экспертом РКФ/ FCI Леоновой Натальей Алексеевной


12 ноября на «Сибирской ярмарке» прошла выставка собак 3 группы FCI. Одной из судей на ней была эксперт РКФ/FCI Наталья Алексеевна Леонова, и мы попросили её ответить на несколько наших вопросов.  

Кто из показанных сегодня терьеров вам понравился, а кто не очень?

– В целом уровень терьеров был хороший. Порадовали вельш-терьеры, пшеничные терьеры, скотчи, керри-блю-терьеры. У последних, правда, были небольшие «проблемы» с головами, но в целом собаки хорошие.Не очень понравились силки-терьеры и Джек-Расселы. Все остальные в полном порядке.

– А как вам йорки? Два месяца назад эксперт Ирина Швец отзывалась о них весьма негативно.

– Мне йорки понравились. Поголовье очень приличное.Впрочем, вероятно, сегодня были представлены другие собаки, а не те, которых оценивала Ирина. А вообще, у каждого судьи свой взгляд на породу. Я терьерист, а Ирина Швец оценивает рабочие породы. Специалист по терьерам видит в них больше, чем эксперт, специализирующийся на других собаках.

– Расскажите о том, как вы судите собаку, на что обращаете внимание.

– У меня, как и любого эксперта, в голове есть определённая картинка породы. И я оцениваю собаку по степени соответствия с этой картинкой. Также смотрю на типичные особенности, присущие породе в рамках утверждённого стандарта, и выбираю тот тип, который мне больше нравится.  

– А поведение хендлера на ринге вы оцениваете? Может ли оно повлиять на оценку?

– Поведение хендлера отражает уровень его профессионализма. По сути, это его личное дело. Если хендлер не изуродует собаку, то его действия никак не отразятся на её оценке.

– Как хендлер может «изуродовать» собаку? Какие ошибки бывают?

– Сегодня не было хендлеров, которые откровенно портили собак. Например, бультерьера – суку, которая стала лучшей, явно показывал владелец, толком ничего не умеющий делать. Но собака отлично показала себя сама. А две недели назад я судила боксёров, которых демонстрировали профессиональные хендлеры, умудрившиеся безобразно показать собак. Боксёров так поставили, что  у них были совершенно прямые передние и задние конечности и кривая линия верха, которой позавидовал бы даже грейхаунд. Причём и после замечаний хендлеры продолжали делать то же самое. Это была катастрофа. Я поставила оценки в соответствии с показом, о чём и написала в заключении. А хозяевам, естественно, посоветовала сменить хендлеров.

– Существует мнение, что судьи более придирчиво оценивают кобелей по сравнению суками. Суке легче получить необходимые оценки и титулы. 

– Есть такая закономерность. Если сука красивая, я отдам предпочтение ей. Потому что суку в хорошей кондиции реже встретишь, чем кобеля. Они то сидят беременные дома, то рожают, то восстанавливают шерсть после родов. В ринге для суки менее жесткие критерии оценки. К примеру, при равных недостатках кобелю я поставлю «очень хорошо», а суке «отлично». Но только если эти недостатки не касаются психики.

– Разве не анатомия оценивается в первую очередь?

– Психика должна быть хорошей, это залог здоровья. На самом деле собаки с хорошей анатомией редко имеют проблемы с психикой. Это взаимосвязанные вещи. Но надо отличать проблемы психического толка и неуверенность в себе.

– А как вы это определяете?

– По глазам собаки я могу сразу понять её характер. Выражение глаз и движения ушей могут рассказать и о психике животного, и о его характере. Есть, например, собаки клоуны, есть воображалы, хулиганы, маменькины дочки и сыночки, зануды, есть угрюмые, весёлые и т.д. У собак больше личностей, чем у людей.

– И какой личности вы отдадите предпочтение?

– Позитивной. По собаке видно, какую энергетику она выдаёт. От одной собаки веет мрачностью и занудством - брови она хмурит, голову опускает, отворачивается. А другая придёт, и сразу становится весело на душе. Но, конечно, характер собаки я оцениваю в купе с другими признаками. Если у смешной, кокетливой собаки будет кривая спина, высокой оценки она не получит. Как бы то ни было, собаку в ринге нужно рассматривать как личность, потому что любая собака – личность.

– Но за этой личностью стоит ещё личность владельца, чьё влияние, видимо, всё-таки сказывается?               

– Конечно, сказывается. И  я могу сказать, кого из владельцев я не люблю. Не люблю гламурных тётенек, которые выходят на высоких каблуках, в стразах и пр., и у них подмышкой трепещет кто-нибудь весь в бантиках.

– Говорят, сейчас среди терьеров набирает популярность стаффордширский бультерьер. Что вы о них скажите?

– Эта порода уже давно популярна. Но в последнее время её поголовье заметно выросло, и уровень собак стал выше. В частности это произошло за счёт того, что в страну стали активно ввозить хороших представителей породы из-за границы.

Ещё лет шесть назад стаффбули выглядели примерно так, как амстаффы. А сегодня у них свой узнаваемый породный тип.

– В некоторых источниках  написано, что это собака-компаньон, но выглядит она достаточно сурово, более похожа на собаку телохранителя.

– Собаки-компаньоны принадлежат к 9-й группе. Терьеры – это охотничьи собаки. Но, в общем-то, их можно назвать компаньонами, поскольку они очень интеллектуальны и имеют хорошую связь с хозяином. Типичные терьеры – это уверенные в себе псы, с серьёзным взглядом на жизнь, адекватные в общении с людьми. По уровню интеллекта терьеры превосходят собак из других групп. Большинство собак всё-таки полагаются на рефлексы.

– Но в обществе существует настороженное отношение именно к отдельным представителям группы терьеров, например к булям или тем же стаффам.

– У нас любят схватиться за какую-нибудь тему и очень долго её обсуждать. На деле мнение о породе просто испортили. Произошло это во времена малиновых пиджаков, когда некоторые люди пытались через собак самоутверждаться. Бультерьеров и амстаффов использовали в боях. Тем не менее у этих пород отличный весёлый характер. При этом мало кто знает, что собак-телохранителей готовят не из булей или стаффов, а из йоркширских терьеров. При угрозе хозяину собака мёртвой хваткой вцепляется в уязвимое место, например, в сонную артерию, и обездвиживает нападающего.

– Вернёмся к вопросу о судействе. Бытует мнение, что судьи отдают предпочтение тем собакам, чьих хозяев они знают. Так ли это?

– Может быть где-то так и бывает… Но, например, я знаю почти всех владельцев скотч-терьеров, и если я сужу эту породу, мне так или иначе приходится выбирать среди знакомых. А это тяжёлая задача, потому что один выигрывает, остальные же обижаются навсегда.

– Почему обижаются? Ведь в соревновании побеждает лучший, и хозяин, особенно если он профессиональный заводчик, ратующий за породу,  должен это понимать и приветствовать. 

– Как правило, любовь к своей собаке не позволяет владельцу видеть её недостатки. А ещё бывает, что собаки одинаково отвечают стандарту, но у них разные типы – у одной лучше голова, у другой круп. И здесь уже всё зависит от личных предпочтений эксперта. Я, например, предпочитаю хороший круп. Голову можно сделать за пару генераций, а круп нет. С другой стороны, есть породы, такие, например, как стаффбуль, где основной акцент делается на голову, и значит, судить нужно именно по голове.

– А ещё бывает мода на типы внутри породы: сейчас такая тенденция, потом другая; сегодня на пике экстремальный тип, завтра – более гармоничный. Это тоже принимается во внимание?

– Я считаю, что порода начинает двигаться к экстремальному типу, только если люди не понимают, что они делают. Для собаки важно здоровье – хорошая анатомия и психика, всё остальное – вторично. Но это уже вопрос уровня подготовки заводчиков. К сожалению, заводчиков у нас очень плохо учат.

– А кто должен этим заниматься?

–Кинологическая федерация. Она должна иметь специализированные школы во всех регионах и проводить лекции, семинары, курсы повышения квалификации. Необходимо вести систематическую просветительскую работу, нужна какая-то система лицензирования, и, кроме того, должны осуществляться зоозащитные функции. Я знаю много примеров, когда «великие» заводчики просто издеваются над собаками, и никто на них повлиять не может. Но, к сожалению, в РКФ всё перечисленное попросту никому не нужно, поскольку подобная деятельность не приносит дохода. К слову, я глубоко убеждена, что бизнес можно делать вокруг собак, но не на собаках. Я встречаю много инвалидов среди животных, которые стали жертвами коммерции, и много нечистоплотных заводчиков, которые относятся к собакам как к объектам. Есть жуткие питомники, где животных держат в клетках, и эти собаки не знают ни доброго обращения, ни прогулок, ни общения. Я считаю, такое отношение к животным преступлением.

– А что делать? Изменится ли когда-нибудь ситуация в лучшую сторону?

– Нужно создавать коллектив единомышленников и общественное мнение. По идее, даже в школе можно было ввести какое-то кинологическое обучение или любую другую программу, обучающую правильно относиться к домашним животным и гармонично взаимодействовать с ними. Нужно воздействовать и на родителей. В доме, где я живу, долгое время не любили собак, но однажды на мои занятия по хендлингу, которые я проводила в местном доме культуры, заглянула пара соседок с детьми. С тех пор отношение к животным в нашем доме изменилось кардинально. Воспитание людей и разведение животных – это единая система.





Расскажи друзьям:

Нравится

© Зверомир - интернет-магазин товаров для животных ведущих мировых производителей.